Чрезмерный контроль: как довериться жизни

Ч

С детства нас учат быть ответственными. Но порой эта привычка во взрослой жизни перерастает в одержимость. Люди стремятся контролировать все, что с ними происходит, а в придачу поведение близких и коллег. Как научиться доверять окружающим и позволить вещам просто происходить?

Познать себя 

Чрезмерный контроль: как довериться жизни

В десятый раз проверить, выключен ли утюг и плита. Убедиться, что дочь взяла в школу сменку и костюм для выступления. Напомнить мужу заплатить за квартиру. Попросить секретаря обзвонить коллег, чтобы прислали графики отпусков… Но лучше сделать это самой, так надежнее».

38-летняя Елена говорит, что бегущая строка из важных дат, дел и забот никогда не выключается у нее в голове. «Не будь я организованной и дисциплинированной, я бы, наверное, не стала начальником отдела. Но, честно говоря, я очень устаю все время держать руку на пульсе. Да и мое окружение жалуется: ты нас без конца контролируешь, сколько можно?» Однако выхода Елена не видит: «Если я хочу, чтобы что-то было сделано хорошо, мне нужно сделать это самой. Или хотя бы дать подробные указания, позвонить, спросить, проверить».

Откуда берется в нас потребность все контролировать? Она вызвана страхом, считает семейный психотерапевт Наталья Щукина.

У кого глаза велики 

Страх — чувство, которое обычно пробуждается в нас, когда появляется реальная угроза жизни и здоровью. «Если же мы пытаемся что-то или кого-то контролировать, когда ничего не угрожает, значит, страх живет в нас постоянно, независимо от конкретного повода, создавая тревожный фон», — говорит Наталья Щукина. Хотя тревога сама по себе естественна, замечает психотерапевт: «Мы с ней рождаемся. Это та энергия, которая побуждает нас озираться, продвигаясь вперед. Как животное, отправляясь на охоту, принюхивается, прислушивается, оглядывается…»

Мы придерживаем сумку в метро, смотрим по сторонам, переходя дорогу, — эти навыки контроля отнюдь не лишние. Однако повышенный уровень тревоги, при котором мы пытаемся уследить за всем и управлять даже тем, что делают другие, мешает нам жить.

Аэрофобия часто возникает именно у тех, кто привык за все отвечать

«В этом случае общение с близкими превращается в бесконечный поток недовольства, претензий, указаний на то, что они не соответствуют нашим ожиданиям, — объясняет психотерапевт Ольга Гонжал. — Другой вариант контроля — когда кто-то держит в узде чувства, не позволяет себе никаких спонтанных проявлений. Это делает его подчеркнуто независимым и недосягаемым для близкого контакта. Ему становится трудно понимать других и сопереживать им».

Те из нас, у кого повышенный уровень тревоги, пытаются предугадывать события, которые могут и не произойти, тратя на это слишком много сил. Но самое тяжелое для них — столкнуться с ситуацией, на которую они не могут повлиять. Им, например, страшно летать в самолетах. Часто аэрофобия возникает именно у тех, кто привык за все отвечать.

Чрезмерный контроль: как довериться жизни

Стать большим 

Как считают специалисты, причины повышенной тревожности обнаруживаются в детстве. «Я бы даже сказала, в перинатальном периоде, — уточняет Наталья Щукина. — Если будущая мать переживала сильные стрессы, это не может не сказаться на ребенке. Он наглотается отравленных тревогой околоплодных вод и появится на свет с установкой «мир суров и несправедлив».

Ситуация усугубится, если и в будущем ребенок не сможет опереться на любовь и поддержку близких, — в результате у него не сложится базовое доверие к миру. Но и гиперопека не выход. «Если заботы и внимания в жизни ребенка слишком много, его доверие к миру будет избыточным, — подчеркивает психотерапевт. — Ребенок станет наивным взрослым, который и мысли не допускает, что кто-то может сделать ему плохо. Когда он окажется в травмирующей ситуации, ему не на что будет опереться. У него просто нет опыта! И с высокой вероятностью у него возникнет невроз, который заставит его контролировать абсолютно все — себя, близких, погоду, природу»

Мы преодолеваем страхи, чтобы жить с тем, что нам дано, даже если это сложно

Наши тревоги подогреваются мыслями о том, что мир агрессивен и опасен. «Это правда, но не до такой степени, как представляется тревожному человеку, — замечает Ольга Гонжал. — Поэтому имеет смысл исследовать травматический опыт и принять тот факт, что пугающим мир может представляться маленькому человеку. От отчаяния и беспомощности ребенок имеет право видеть мир таким: он большой, им правят взрослые, а я бессилен что-либо изменить. Но так ли вы сейчас беспомощны и бессильны?»

Помоги себе сам 

Насколько легко научиться доверять себе и другим? Это зависит от того, как сильно в нас стремление к контролю. Крайняя степень принимает вид обсессивно-компульсивного расстройства: страдающий им выполняет действия в заданной последовательности, например, по три раза моет руки с мылом. Или многократно перепроверяет: выключен ли свет? а газ? точно выключен? В этом случае без помощи специалиста не обойтись. Сложно справиться самостоятельно и с паническими атаками, которые также могут быть следствием желания все контролировать.

В других случаях можно попробовать помочь себе самим. Главное здесь — обнаружить, что это мы запускаем процесс: чем больше мы тревожимся, тем сильнее пытаемся контролировать других людей, мир. Они оказывают сопротивление, мы расширяем набор манипуляций… в результате — стресс, перегрузки и растерянность перед жизнью.

Ответьте себе на вопрос, помогает вам сверхконтроль или мешает, советует Ольга Гонжал. Запишите все плюсы и минусы такого поведения. Следующая задача — понять происхождение ваших убеждений. Откуда они? Это установка родителей? Или той среды, в которой вы были? Наконец, попытайтесь выполнить процедуру отчуждения. Для этого добавьте во внутренний диалог еще один голос, скажите себе: «Стоп. Я знаю, что мое стремление все контролировать возникло под влиянием таких-то людей и обстоятельств. Но эта привычка мне не очень помогает, могу без нее обойтись». Эта реплика поможет провести границу между своим взрослым внутренним «Я» и детскими убеждениями.

Чрезмерный контроль: как довериться жизни

Пора на свободу 

Можно освободить себя от страсти к контролю, если принять тот факт, что все, что с нами происходит, происходит здесь и сейчас и, возможно, больше не повторится. Ведь и услышав «Я люблю тебя», мы вряд ли первым делом думаем, повторит ли собеседник эти слова через десять лет и как обеспечить сохранность этих чувств. Мы идем на риск, давая свободу себе и другому. Но лишь свобода позволяет наслаждаться мгновением и переживать полноту бытия.

«Контролировать — значит бессознательно желать сделать мир статичным, раскрашенным одной краской, мертвым, — замечает Наталья Щукина. — Потому что живое — яркое, цветное, оно движется, развивается, меняется. Спросите себя: хотите ли вы жить в мертвом мире? Хотите ли вы сами быть мертвым? Если нет, оставьте миру право быть живым и будьте готовы каждый день встречаться с теми подарками и сюрпризами, которые он вам преподносит».

А психотерапевт Елена Перова предлагает брать пример с водителей, которые ездят на дальние расстояния: «Они не напряжены, однако у них четко работает внимание. Глядя на дорогу прямо перед собой, они улавливают также и то, что происходит на периферии. И если требуется, могут быстро на это отреагировать. Это состояние свободно распределенного внимания, к которому нам бы стоило стремиться». В этом состоянии мы осознанны и внимательны, но не напряжены и готовы отвечать на вызовы реальности.

Все проходит и приходит 

Успокоение тела и духа, перестройка отношений с действительностью в сторону большего принятия открывают нам образ жизни, в котором есть место любопытству и творческому подъему. Помочь в этом может практика медитации. «Она предлагает другой взгляд на происходящее, — объясняет гештальт-терапевт Елена Павлюченко. — Я принимаю то, что со мной происходит, позволяю этому быть и отпускаю это. Я не пытаюсь не думать, но я не захвачена мыслями. Разрешаю всем процессам быть, но не сливаюсь с ними. Даю право жизни течь так, как она течет».

Возможно, выражение «отпустить контроль», упрощенное плохими руководствами по личностному росту, стоит заменить на «довериться жизни». В этом доверии нет ничего общего с обреченностью.

«Напротив, это настоящее обязательство, которое мы берем на себя, — подчеркивает Елена Павлюченко. — Мы перестаем жить в условном наклонении и предположениях о том, что могло бы случиться или стать лучше, и вместо этого преодолеваем страхи, чтобы принять действительность и жить с тем, что нам дано, даже если это несовершенно или сложно. Столкнувшись с испытаниями, мы реже прибегаем к отрицанию». Мы знаем, что все проходит и… все приходит. Включая то, чего мы не ожидаем и на что даже не надеемся.

Поделиться:
Короткая ссылка на статью: https://3475.ru/9WM0w

Комментарии

Добавить комментарий

Вход на сайт

Следуй за мной…